От автора


Киевская Русь IX-XII веков – это, во-первых, колыбель государственности трех братских народов – русских, украинцев и белорусов, а во-вторых, это одна из крупнейших держав средневековой Европы, игравшая важную историческую роль в судьбах народов и государств Запада, Востока и отдаленного Севера.

От сравнительно небольшого союза славянских племен Среднего Поднепровья (истоки этого союза уходят во времена Геродота) Русь выросла до огромной державы, объединившей как все восточнославянские племена, так и ряд литовско-латышских племен Прибалтики и многочисленные финно-угорские племена северо-востока Европы.

Сложение русской государственности не сопровождалось оттеснением или истреблением тех лесных племен, с которыми соприкасались в своих походах за данью дружинники киевских князей тысячу лет тому назад: литовцы и карелы, мордва и латыши, эстонцы и чуваши – все они в свое время были вовлечены в важный процесс первичной феодализации в системе Киевской Руси.

Молодое государство Русь, обозначившееся в начале IX века, очень скоро стало известным во всех концах Старого Света: английские, норвежские и французские короли стремились завязать брачные связи с великими князьями Киева; Византийская империя была постоянным торговым контрагентом Руси, а на воетоке русские купцы плавали по всему "Хорезмийскому" (Каспийскому) морю и с верблюжьими караванами доходили до Багдада и Балха (современный Афганистан).

Шведские искатели приключений – варяги – стремились проникнуть на Русь и примкнуть к русским заморским экспедициям или наняться на службу к киевскому князю.

Русский летописец Нестор в своем бессмертном историческом труде "Повесть временных лет" показал хорошее знание тогдашнего мира от Британии на западе до Китая на востоке, упоминая и индийских брахманов, и далекую Индонезию ("Островницы"), находящуюся "на краю земли".

Люди Киевской Руси очень быстро овладели византийской и западноевропейской культурой, и русские города явились соучастниками создания общеевропейского романского художественного стиля.

К середине XII века необъятное государство Русь созрело настолько, что породило полтора десятка самостоятельных княжеств, равнявшихся каждое крупному западноевропейскому королевству. Этот процесс можно сравнить с развитием многодетной семьи, в которой к известному сроку подросли выхоженные семь-ею взрослые сыновья, готовые к самостоятельной жизни. Киев остался номинально "матерью городов русских", как называли его летописцы, но наряду с ним поднялись такие города-столицы, как Чернигов, Владимир Волынский, Галич, Новгород, Смоленск, Владимир Суздальский, Ростов, Полоцк, Рязань, Туров и др.

В городах развивалось ремесло, создавались свои художественные и литературные школы, воздвигались великолепные здания, построенные с таким умелым расчетом, что, простояв 700-800 лет и выдержав испытание временем, они вошли и в нашу эпоху как образцы древнего зодческого искусства, овеянные романтикой родной старины.

К началу XIII века русские земли находились на одном уровне с передовыми странами Европы, и только порабощение их Золотой Ордой, длительное иноземное иго оттеснило Русь и задержало ее развитие на два-три столетия.

Важность и необходимость изучения Киевской Руси как первого государственного образования, сплотившего многие десятки племен и народов и поднявшего их от примитивной первобытности к высокоорганизованной феодальной державе, вполне осознавалась уже нашими предками: "Повесть временных лет" Нестора, созданная в начале XII века, копировалась и размножалась переписчиками на протяжении более 500 лет. Грамотная часть царской России изучала и хорошо знала историю княжеских династий, войны князей, деятельность епископов и патриархов, царские законы и установления… А знал ли нефамотный народ о существовании в далеком тысячелетнем прошлом какой-то Киевской Руси?

В 1860 году сосланный царским правительством на Север П. Н. Рыбников сделал открытие мирового значения, равное открытию исландских саг или финно-карельской "Калевалы": оказалось, что на далекой северной окраине России, под Архангельском, на Северной Двине и на берегах "Студеного моря" (Ледовитого океана), еще сохранились в живой памяти поэтические сказания о делах и подвигах людей Киевской Руси. Неграмотные сказители былин-"ста-рин" бережно передавали из поколения в поколение торжественные, как гимны, сказания о Владимире Красное Солнышко, о борьбе с печенегами и половцами, о Добрыне Никитиче и крестьянском сыне Илье Муромце, о мужественной обороне родной земли, о смелости и благородстве русских богатырей… Перед крестьянами и рыбаками времен Достоевского и Льва Толстого, жившими "за тридевять земель" от Киева и южнорусских степей, вставали картины цветущего государства X-XI веков, его сложной напряженной жизни, когда приходилось и целинную пашню поднимать, и плыть на кораблях в заморские края, и прокладывать "дороги прямоезжие" через девственные леса, и всегда быть готовым покинуть пиршественный стол ради смертного боя со внезапно, как Змей Горыныч, налетевшим врагом…

Память простого народа, сохранившего в устной передаче почти до наших дней былины о важнейших делах Киевской Руси, является для нас мудрым наказом изучать это славное эпическое прошлое нашей Родины во всей полноте и многообразии доступных нам исторических источников.