"Откуду есть пошла русьская земля?"


Киевская Русь IX-XII веков – огромное феодальное государство, раскинувшееся от Балтики до Черного моря и от Западного Буга до Волги. Оно было известно всему тогдашнему миру: короли Англии, Франции, Венгрии, Швеции роднились с киевскими князьями; византийский император писал трактат "О русах, приезжающих в Константинополь"; географы стран арабского Халифата расспрашивали капитанов и караван-башей о далеком Киеве и заносили в свои книги по географии мира ценные сведения о стране русов, о путях к ней и о ее городах.

Эпоха Киевской Руси была переломной почти для всех народов Восточной Европы. Долгие века классовое общество географически ограничивалось узкой прибрежной полосой в Причерноморье, где после воспетого в мифах похода аргонавтов возникли греческие города-полисы: Ольвия, Херсонес, Боспор, Танаис, Фанагория и другие. На север от этой полосы простирались безбрежные степи и бесконечные леса, населенные сотнями разных племен, живших еще на стадии варварской первобытности. Недаром Цицерон говорил, что античные города – это всего лишь "узорчатая кайма на варварской одежде". Если использовать эту метафору, то время Киевской Руси, сложившейся через тысячу лет после Цицерона, оказалось временем, когда варварская Восточная Европа скинула старые одежды и нарядилась в новые, где "узорчатая кайма" цивилизации стала значительно более широкой.

Киевской Руси предшествовала тысячелетняя медлительная жизнь разрозненных славянских, финно-угорских и латышско-литовских племен, постепенно и малоприметно совершенствовавших свое хозяйство и социальную структуру на необозримых пространствах лесостепи и лесов Восточной Европы.

В XII веке Киевская Русь достигла такого высокого уровня развития, что со временем положила начало полутора десяткам самостоятельных, суверенных феодальных государств, подобных западноевропейским королевствам. Крупнейшие из них – княжества Владимирское, Рязанское, Киевское, Черниговское, Смоленское, Галицко-Волынское, Полоцкое, феодальные республики Новгорода и Пскова. Уже одно перечисление этих новых государств XII-XIV веков воскрешает в нашей памяти блестящие страницы истории русской культуры: киевские летописи и "Слово о полку Игореве", владимиро-суздальское белокаменное зодчество с его резным узорочьем, новгородские берестяные грамоты и сокровища софийской ризницы. Нашествие Батыя и ордынское иго обескровили русскую культуру, нарушили единство древнерусской народности, но успехи, достигнутые в эпоху Киевской Руси, позволили сохранить здоровую основу культуры и преодолеть последствия завоевания.

Историческое значение Киевской Руси явствует из того, что летопись жизни Киевского государства, которую вели несколько поколений хронистов, а завершил знаменитый Нестор, переписывалась в русских городах на протяжении пяти столетий! В тяжелые времена иноземного владычества "Повесть временных лет" была не только воспоминанием о минувшем могуществе, но и примером государственного единства, патриотического противостояния тысячеверстной полосе воинственных степняков.

В конце XV века, когда десятки русских княжеств, преодолевая феодальную раздробленность, объединялись вокруг Москвы, великий князь московский Иван III придумал торжественный обряд венчания на царство и приказал изготовить шапку Мономаха, новую корону российского царства, которая должна была воскрешать память о Киевской Руси, об апогее этого государства при киевском князе Владимире Всеволо-диче, внуке византийского императора Константина Мономаха. Спустя полвека царь всея Руси Иван Грозный еще раз напомнил об исторических связях с Киевской Русью: царский трон в кафедральном Успенском соборе Москвы был помещен под резной шатер, для которого скульптор изготовил барельефы с изображением деяний того же Владимира Мономаха. Но, пожалуй, самым главным доказательством живой связи с Киевской Русью являются русские народные "старины"-былины.

В середине XIX века на далеком архангельском севере были обнаружены исследователями сказители старинных эпических песнопений, знавшие по устной передаче и Владимира Святославича (980-1015 годы) и Владимира Мономаха (1113-1125 годы), которых они объединяли в обобщенном эпическом образе "ласкова князя Володимира Красное Солнышко стольнокиевского". Богатырские былины знают тех князей, которые защищали народ от печенежских и половецких набегов и "много поту утерли за землю Русскую". Многие другие князья, прославленные придворными летописцами, в народной памяти не удержались. В былинах нет имени Святослава, которого киевляне упрекали в том, что он "чужой земли ищет, а свою охабив"; нет Ярослава Мудрого, зачинщика усобиц, нанимавшего буйных варягов для войны с родным отцом; нет Юрия Долгорукого, штурмовавшего Киев в борьбе с племянниками, нет и других князей, забывавших общерусские интересы в пылу кровавых междоусобий.

Перейти на страницу: 1 2 3 4