Источники


Источники по истории русских феодальных княжеств XII-XIII веков достаточно обильны и многообразны. Хороший и подробный обзор их сделан в солидном коллективном труде, созданном под редакцией В. В. Мавродина "Советское источниковедение Киевской Руси" (Л., 1979), где авторы обоснованно понимают под Киевской Русью не только период с IX по начало XII века, но и начальную фазу феодальной раздробленности до начала XIII века, что обосновано ими в другом, тоже весьма полезном издании.

Большой интерес представляют дошедшие до нас грамоты XII-XIII веков, часть которых отражает отдельные сделки между феодалами, а некоторые из них дают широкую картину целого княжества, как, например, грамота (устав) князя Святослава Ольговича Новгородской епископии 1137 года, определившая долю церкви в княжеских доходах и перечисляющая села и погосты Новгородской земли вплоть до Северной Двины и даже до Пинеги и верховий Вычегды.

Еще больший исторический интерес представляет грамота (устав) князя Ростислава Мстиславича Смоленской епископии, дающая более подробное перечисление разных видов феодальных повинностей. Эта грамота относится к 1136 году (ранее ошибочно датировалась 1151 годом). Она тщательно и разносторонне изучена Л. В. Алексеевым, составившим и карты Смоленской земли.

Целый ряд феодальных дел и отношений отражен в берестяных грамотах Новгорода Великого.

Очень важным источником берестяные грамоты оказываются при сопоставлении с летописями, актовым материалом и позднейшими писцовыми книгами.

Для эпохи существования суверенных княжеств XII-XIII веков, выкристаллизовавшихся из Киевской Руси, по-прежнему важнейшим историческим источником являются летописи. В многочисленных трудах историков и литературоведов разносторонне рассмотрены как общерусские летописи, так и летописание разных княжеств. Берестяная грамота, ставшая тысячной

Берестяная грамота, ставшая тысячной берестяной грамотой, найденной на территории Древней Руси. Конец XII в. Обнаружена в с. Воздвиженском близ г. Торжка в 2000 г.

В обширной и поневоле разноречивой литературе о русском средневековом летописании помогают ориентироваться два труда, посвященных библиографии и историографии летописания: это работы В. И. Бугано-ва и Р. П. Дмитриевой.

Если X век оставил нам только летопись Киева, то XI век, когда государственное летописание в столице непрерывно продолжалось, добавил летопись Новгорода, нередко дававшую иную, местную оценку событиям и деятелям. В будущей боярской республике (с 1136 года) явно просматривается интерес к жизни города, отрицательно оцениваются некоторые киевские князья. Возможно, что инициатором первой летописи "Господина Великого Новгорода" был новгородский посадник Остромир.

В XII столетии летописание перестает быть привилегией только этих двух городов и появляется почти в каждом крупном феодальном центре. Летописи продолжали вести и в Киеве, и в Новгороде.

Историческими источниками являются и разного жанра литературные произведения XII – начала XIII века, из которых особо следует отметить "Слово о полку Игореве" и два произведения (принадлежащие разным авторам), связанные с именем Даниила Заточника.

"Слою о полку Игореве" написано в Киеве в 1185 году человеком, который по своему положению в обществе, политическим взглядам и династическим симпатиям и даже по языку был близок к Петру Бориславичу, летописцу второй половины XII века.

Автор "Слова" был не только поэтом, но и глубоким историком, заглядывавшим на восемь веков в глубь от своей эпохи. Этой поэме подражали не только современники (летописная Повесть о походе 1185 года), но и писатели начала XIII века, ее цитировали псковичи в начале XIV века, а после Куликовской битвы в подражание "Слову" в Москве была написана поэма о победе над Мамаем "Задонщина". Затем рукописи "Слова", существовавшие в разных концах Руси, затерялись, и только в 1792 году в Ярославле был обнаружен сборник, содержавший и "Слово о полку Игореве". Только два десятка лет драгоценная рукопись была доступна изучению – в наполеоновский пожар 1812 года она сгорела в Москве на Разгуляе.

К счастью, с нее успели снять копию и, кроме того, опубликовать типографски в 1800 году.

Несмотря на то что подлинник рукописи изучали крупнейшие знатоки (Н. М. Карамзин, чешский ученый И. Добровский и многие другие), вскоре после утраты рукописи появились сомнения в подлинности самого "Слова". Слишком уж высокий уровень культуры демонстрировала эта поэма. Ее называли кустом роз на ржаном поле. Но с тех пор нам стал значительно лучше известен общий уровень русской культуры, в который гармонично вписывалось "Слово". Сомнения в подлинности возродились в XX веке: во время немецкой оккупации Франции в Париже появилась книга, автор которой, А. Мазон, пытался доказать, что "Слово" – подделка XVIII века. Однако тщательный анализ языка поэмы и имеющихся в ней половецких слов, произведенный лингвистами-русистами и тюркологами, показал, что русский язык "Слова о полку Игореве" – подлинный язык XII века. Что же касается половецких включений, то этот вымерший тюркский язык стал известен ученым (благодаря находке в библиотеке поэта Петрарки латинско-половецко-персидского словаря) только в середине XIX века, уже после гибели рукописи "Слова".

Перейти на страницу: 1 2