Участие полиции в борьбе против антифашистского подполья


Значительную роль подразделения вспомогательной полиции играли в борьбе с подпольем, которое на оккупированных территориях создавалось согласно совместной директиве Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» от 29 июня 1941 г. (« .Заблаговременно под ответственность первых секретарей обкомов и райкомов создавать из лучших людей надежные подпольные ячейки и явочные квартиры в каждом городе, районном центре, рабочем поселке, железнодорожной станции, в совхозах и колхозах»).

Действия стражей порядка по нивелированию активности советских патриотов-подпольщиков направляли представители военных комендатур, фельджандармерии, тайной полевой полиции (ГФП) и полиции безопасности и СД. Последняя, по словам М. Дина, являлась «нервным центром» полицейской структуры, «собирала информацию о различных категориях «врагов» и проводила карательные мероприятия, в том числе аресты, допросы и расстрелы».

В Положении о деятельности полиции города Старая Русса говорилось, что « .служба порядка будет выявлять коммунистов, комсомольцев, активистов и советски настроенных людей и арестовывать их, вести беспощадную борьбу со всеми нарушителями режима, установленного немецким военным комендантом в городе и уезде и обеспечивать условия, исключающие всякую возможность проникновения в расположение немецких войск партизан, советских разведчиков и других подозрительных лиц».

С целью лучшего контроля над населением, гражданской администрации, а через нее — органам полиции, вменялось в обязанность организовывать регистрацию и паспортизацию местных жителей.

Германские жандармы и русские полицейские осуществляют проверку документов на улицах одного из оккупированных городов. Весна 1943 года

Эта задача в большинстве случаев ложилась на паспортные столы полицейских управлений. В качестве примера можно привести инструкцию коменданта Новороссийска «О регистрации и об удостоверениях для населения» (октябрь 1942 г.). Согласно этому документу, органы полиции должны были составить три списка: в первый заносились граждане, которые проживали в данной местности до 22 июня 1941 г. и «проживают в настоящее время», во второй — лица, прибывшие после начала войны. Наконец, в «особый список» нужно было занести:

«а) евреев.

б) иностранцев.

в) возвратившихся домой красноармейцев или освобожденных из лагеря, а также лиц обоего пола, которые имели и имеют связь с Красной армией. Пример: Военные врачи, женский штабной и медицинский персонал всех видов (поскольку они носили военную форму или работали при частях и штабах), женщины-телефонистки и телеграфистки, работавшие в полевых и стационарных связях.

г) партизаны (старые партизаны, лица обоего пола, подозреваемые в партизанщине и шпионаже, а также их дети и жены).

е) члены партии, бывшие члены партии или комсомольцы и пионеры, а также их жены и дети.

ж) политически неблагонадежные элементы обоего пола, активисты, беспартийные члены НКВД и его отделений, пожарные команды, беспартийные работники управления и суда (заведующие), лица, укрывающие партизан и шпионов, а также их жены и дети вышеуказанных лиц.

з) преступники, их жены и дети».

Инструкция также требовала, что вновь приезжающие лица должны были «тотчас обратиться во вспомогательную полицию за получением разрешения в письменной форме переночевать или на постоянное жительство».

Граждане, задержанные на городском рынке в ходе полицейской акции.

1943 год

Все мужчины и женщины старше 16 лет, которые были внесены в первые два списка, должны были иметь временное удостоверение личности. Если они имели советские паспорта, в последних допускалось делать отметку на немецком или русском языке. Лица, внесенные в третий список, временного удостоверения не получали.

Фельдкомендатура Брянска предлагала всем начальникам районов, старшинам и старостам провести регистрацию по двум спискам. В список «А» включались только граждане, проживавшие в данном населенном пункте до 22 июня 1941 г., в список «Б» заносились евреи, иностранцы, а также лица, прибывшие в населенный пункт после 22 июня, прибывшие из Красной армии и состоявшие в ВКП(б).

Регистрация населения в Ростове-на-Дону проводилась участковыми управлениями городской полиции (всего было создано 9 участковых управлений). При регистрации требовалось предъявление паспорта и военного билета . Лица, не имевшие паспорта, должны были подать заявление в двух экземплярах с краткой автобиографией, заверенной тремя свидетелями и районным старостой. Лица, вызывавшие сомнение в благонадежности, брались полицией на особый учет. Всего, по данным на 6 сентября 1942 г., было зарегистрировано около 272 тысяч человек.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6