Вспомогательная полиция в борьбе с партизанским движением


Подразделение вспомогательной полиции перед началом антипартизанской операции. 1942 год

До конца 1942 г. «бишлеровцы» поймали и ликвидировали секретаря Смоленского обкома ВКП (б) Г.Г. Пайтерова (убит полицейскими, устроившими засаду), первого секретаря Дорогобужского РК ВКП (б) Ф.Н. Деменкова, второго секретаря Дорогобужского РК ВКП (б) Е.П. Симонову, председателя Дорогобужского Совета депутатов Гуркова, председателя Дорогобужского районного Совета И.И. Дворецкого, секретаря Дорогобужского РК ВЛКСМ И.С. Рябушкина, военкома Дорогобужского района—комиссара одного из партизанских отрядов П.Я. Воеводина, заместителя начальника Дорогобужского РО НКГБ Шимаева и многих других лидеров патриотического сопротивления. Народные мстители понесли настолько тяжелые потери, что так и не смогли оправиться от них до конца оккупации.

В северной части Брянских лесов в конце 1942 г. — в начале 1943 г. оккупанты провели операцию «Репейник-П» (Klette-II). Более двух дивизий гитлеровцев были переброшены к Клетнянским лесам. К 15 января немцы сосредоточили в прилегающих к лесу населенных пунктах крупные силы — части вермахта, полиции и восточные батальоны. Каратели расположились в селах и деревнях Акуличи, Строительная Слобода, Каменец, Поповка, Вормино, Алексеевский, Рудня, Хорновка, Молодьково и других. На местную полицию была возложена задача по блокированию партизан и пресечению их выхода в юго-восточные районы области. Но полиция с поставленной задачей не справилась. Полицейские гарнизоны в Акуличах, Мужинове и Алени, закрывавшие выход из блокады, были разгромлены силами отрядов Черниговско-Волынского соединения Алексея Федорова.

Тем не менее, по словам участников тех боев, «партизаны несли потери, и прорваться» удалось небольшим группам, сумевшим «проскочить через большак и двинуться в Кадецкие леса и дальше». В некоторых случаях, по замечанию ветеранов партизанского движения, пришлось с тяжелыми боями отступать в глубь Мамаевских лесов. «Бойцы поочередно несли на себе обмороженных и раненых, а их было много и становилось с каждым днем все больше и больше».

Нацистский оккупационный плакат

Нацистский оккупационный плакат

С конца декабря 1942 г. в северо-западных областях РСФСР немецкие войска, после уточнения оперативной обстановки, возобновили антипартизанские операции. Командование групп армий «Север» и «Центр» приняло решение о проведении серии мероприятий, направленных на нейтрализацию очагов партизанского сопротивления. Прежде всего, беспокойство у германского командования вызывал район, ограниченный треугольником Полоцк — Витебск — Невель, где образовался так называемый «Братский партизанский край». После совещаний, проведенных с привлечением высших фюреров СС и полиции, было решено очистить от партизан Полоцкий, Россонский, Дриссенский и Освейский районы Витебской области, а также Себежский, Идрицкий и Пустошкинский районы Калининской области. Операция получила название «Нюрнберг» (Nurnberg). Для ее проведения были сосредоточены части вермахта и СС, батальоны полиции, состоявшие из латышских, белорусских и русских добровольцев.

В период операции «Нюрнберг» партизаны понесли тяжелые потери, некоторые формирования народных мстителей были разгромлены, а те, что уцелели, перебрались в соседние районы. Тем не менее достичь главной цели немцам не удалось. Партизанский край, возникший на стыке трех советских республик (РСФСР, Белоруссии и Латвии), не был ликвидирован, и поэтому германскому командованию пришлось проводить новую операцию, «Заяц-беляк» (Schneehase) Помимо армейских частей, снятых с фронта, в экспедиции приняли участие сводные отряды полиции из 10 гарнизонов: Себежа, Идрицы, Опочки, Полоцка, Невеля, Рудни, Стеймаков, Нищи, Освеи и Суток. Эти силы вводились в бой на второстепенных направлениях. Во время боев был убит 321 партизан, 1926 расстреляно, 184 «бандитских помощника» ликвидировали сотрудники ГФП. Германские потери составили 149 человек (без учета членов вспомогательной полиции).

Перейти на страницу: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17