Русская полиция и «решение еврейского вопроса»


Помимо борьбы с партизанским и подпольным движением вспомогательная полиция привлекалась к уничтожению определенных категорий граждан и представителей еврейского населения. Это делало русских полицейских активными проводниками так называемого «нового порядка».

Как уже говорилось, еще накануне войны ведомству Гиммлера было поручено выполнение «специальных заданий», включавших в себя уничтожение евреев и убежденных коммунистов. В «Инструкции об особых областях к директиве № 21» (план «Барбаросса») от 13 марта 1941 г. эта деятельность напрямую связывалась с идеей «борьбы двух диаметрально противоположных систем».

Националисты и негативно настроенные к советской власти элементы стали принимать участие в расстрелах уже с первых дней оккупации. В телеграмме начальника РСХА Р. Гейдриха от 29 июня 1941 г. командирам оперативных команд СД рекомендовалось не чинить препятствий «самостоятельным стремлениям антикоммунистических и антиеврейских кругов к чисткам во вновь занятых областях». Вместе с тем шеф РСХА просил не формировать постоянные отряды самообороны, но создать «предварительные команды», куда следовало отбирать людей, готовых «делать все, что требуется».

В ноябре 1941 г. командующий 18-й армией генерал-полковник фон Кюхлер (группа армий «Север») приказал сформировать в тыловом армейском районе русские охранные части. Этот приказ был обращен и к органам СД. Командир айнзатцгруппы «А» бригадефюрер СС Вальтер Шталлекер направил в подчиненные ему зондеркоманды соответствующие разъяснения к приказу: «Необходимо создать русские подразделения охраны, в том числе и для службы в оккупированном Ленинграде. Обучите эти подразделения.».

Объектами репрессий и уничтожения в первую очередь становились евреи. Верховное командование вермахта уже 13 августа 1941 г. приказало во всех тыловых районах на захваченных землях создать гетто для еврейского населения3. Параллельно с этим уже летом — осенью 1941 г. стали проводиться экзекуции под контролем сотрудников полиции безопасности и СД. В частности, расстрелы, в которых были замечены русские полицейские, прошли в окрестностях города Борисова (Минская область). С 20 по 22 октября 1941 г., когда осуществлялась очистка борисовского гетто, полиция расстреляла 7 тысяч человек. Среди тех, кто убивал евреев, был Константин Пинин, ленинградец, отличавшийся невероятной жестокостью. Всего в очистке гетто участвовало 200 полицейских, некоторую часть из них составляли русские — Архип Орлов, Петр Артемов, Геннадий Васильев, Леонид Глазов, Владимир Горбунов, Владимир Карасев, Михаил Добровольский, Григорий Кононов и др.

В конце 1941 г. — в начале 1942 г. под руководством начальника русской криминальной полиции Андрея Лазаренко и начальника полиции Андрея Семенова была проведена акция по уничтожению евреев в деревне Полынковичи (Могилевская область).

В северо-западных и центральных областях РСФСР почти не было стихийных погромов (как в Прибалтике и на Украине), но уже осенью 1941 г. в оккупированных российских городах начали создаваться гетто. Еврейские гетто были организованы в Калуге, Брянске, Орле, Смоленске, Твери, Пскове и в других местах (всего было создано 41). Евреям предписывалось носить специальные повязки с желтой звездой, а жителям других национальностей строго-настрого запрещалось приветствовать евреев.

Гетто на территории РСФСР были относительно немногочисленны. В занятой немцами Калуге, к примеру, осталось 155 евреев, из них 64 мужчины и 91 женщина. 8 ноября 1941 г. приказом № 8 Калужской городской управы «Об организации прав жидов» на берегу реки Ока в кооперативном поселке Калуги было организовано гетто. Из городских квартир туда выселили всех евреев. Ежедневно под конвоем полицейских свыше 100 человек работали на очистке общественных туалетов и мусорных ям, расчистке улиц и завалов. 20 декабря 1941 г. силами полиции была предпринята ликвидация гетто.

Перейти на страницу: 1 2 3 4