Расплата


В отечественной историографии до сих пор бытует мнение, что сотрудники полиции, замешанные в незаконных грабежах и других преступлениях против местного населения, не несли за это никакой ответственности со стороны оккупантов и гражданских коллаборационистских властей. Однако многие документы говфрят об обратном. Например, в приказе № 34 руководителя Аибгинского района (Краснодарский край) Литвинова от 18 октября 1942 г. велась речь о случаях мародерства со стороны местной полиции: «По дошедшим до меня сведениям чины полиции, получившие ордера на обыски, при производстве обысков отбирают у населения вещи домашнего обихода, одежду и прочее. Например, у бухгалтера Бердникова взяли 1 литр спирта и распили, у бухгалтера Ватаева взяли два набора на сапоги. Такие поступки чинов полиции рассматриваются как мародерство, подрывающее авторитет местных органов управления и Германской власти. Приказываю всем старостам станичных правлений, лиц, виновных в мародерстве, немедленно снимать с работы и передавать особому отделу С-1».

Русский эмигрант И. Белоусов вспоминает такой случай: «Однажды группа молодых полицаев, под предлогом разведки на партизан, поехала по селам района, расположенным в лесу. Между делом решили навестить одно село соседнего, Теткинского района. Чувствуя неограниченную власть, устроили грабеж и с «трофеями», пьяные, уже собирались уезжать. Случайно, или не случайно, появилось немецкое гестапо. Отобрало награбленное, а всех юнцов расстреляло. Окровавленные замороженные трупы на дровнях были доставлены в Путивль для передачи их родителям».

Командир 13-го батальона «народной стражи» (дислоцировавшегося одно время в г. Почепе Орловской области) капитан Саулит в своем приказе от 16 марта 1943 г. с возмущением приводил случаи, когда личный состав части вмешивался в дела гражданских организаций и волостной полиции: «Командир взвода Автушенок Григорий 10.01.43 вмешался в работу лесной охраны, задержавшей расхитителей леса, ввиду чего расхитители уехали безнаказанными. Командир взвода Щеголяев открыл драку с бургомистром волости, арестовал его и начальника волостной полиции». Приказ оканчивался строжайшим запретом вмешиваться в работу гражданских организаций и местной полиции под угрозой строгого наказания.

Разумеется, самой суровой каре подлежали и те полицейские, которые были связаны с партизанами и подпольем. В сообщении Орловскому обкому ВКП (б) о разгроме отрядом им. Кравцова немецкого гарнизона (от 17 марта 1943 г.) отмечалось: « .в деревне Красный Рог Выгоничского района . немецкими властями расстреляно 17 полицейских, подозреваемых в связях с партизанами». Связь с народными мстителями дорого обошлась и ряду руководителей орловской полиции. Первый из них, П. А. Ставицкий, кончил жизнь самоубийством в тюремной камере. Второй, В.И. Головко, был до смерти забит в сентябре 1942 г. начальником сыскного отделения М. Букиным. В апреле того же года был расстрелян начальник уездной стражи П.К. Мячин.

Вместе с тем оккупанты прилагали усилия, чтобы страх перед наказанием не стал поводом к бегству из полиции. Для этого немцы проводили разъяснительную работу среди своих бойцов охранных соединений и воинских частей. Солдатам и офицерам вермахта напоминали о важности работы, выполняемой бургомистрами, старостами и полицейскими: отношение к ним должно было быть нормальным, а наказывать следовало только тех, кто действительно этого заслужил. В указании № 80/42 командира 376-й немецкой пехотной дивизии об обращении с противником (гражданскими лицами и партизанами) в районе боевых действий (от 16 июня 1942 г.), в частности, подчеркивалось, что «назначенные армией старосты, руководители колхозов и работники милиции должны получать от нас помощь в своей работе. Нельзя рассчитывать на их сотрудничество, если солдаты будут усложнять их работу, угрожать им или производить над ними насильственные действия. Готовность этих лиц помогать нам в борьбе против большевизма зависит от отношения к ним каждого солдата в отдельности. Угнетение столь же порочно, как и панибратство».

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6