Из докладной записки УНКГБ по Орловской области П.В. Федотову о немецких карательных и контрразведывательных органах, действовавших в оккупированном г. Орле, по состоянию на 25. IX. 43 года (от 4 ок


.Сыскное отделение полиции Орловской городской управы или государственная уголовная полиция.

С оккупацией немцами г. Орла в октябре месяце 1941 г. и созданием в городе административных фашистских органов местного правления, в составе Орловской городской управы было организовано как подотдел управы в числе других отделов так называемое сыскное отделение полиции, позднее переименованное в государственную уголовную полицию. Население указанный карательный, контрразведывательный орган называло «русским гестапо».

Сыскное отделение полиции было образовано в ноябре месяце 1941 г. и проводило в городе широкую контрразведывательную работу по выявлению и аресту преданных советской власти граждан.

Деятельность сыскного отделения целиком и полностью направлялась немецкими военными властями и контрразведывательными органами. Сыскное отделение было приводным ремнем немецкой контрразведки.

Номинально сыскное отделение полиции подчинялось бургомистру г. Орла Старову, являясь отделом городской управы, а фактически вся работа, которую проводило сыскное отделение полиции, исполнялась по заданию немецких контрразведывательных органов, в частности гестапо и его отдела СД — полиции государственной безопасности.

Сыскное отделение полиции по роду своей работы делилось на две группы: политическую и уголовную.

Начальником политической группы был Круп. Уголовную группу возглавлял Колганов.

Политическая группа занималась выявлением и розыском коммунистов, проверкой благонадежности лиц, подавших заявления в городскую управу о приеме их на работу в созданные немцами фашистские административные органы местного правления, розыском оставшихся на жительство в городе евреев, розыском и арестами лиц, занимающихся распространением среди населения советских листовок, выявлением лиц, проводящих антигерманскую агитацию среди населения, и всеми прочими делами, относящимися к рубрике так называемых политических. Борьба с антигитлеровскими элементами сыскного отделения полиции строилась на агентурной работе. Тайные агенты сыскного отделения полиции назывались секретными осведомителями.

Уголовная группа, возглавляемая Колгановым, вела работу по делам уголовных преступлений (кража вещей, хулиганство и т.д.).

Все материалы с содержанием против немецкого порядка управления (политического характера), поступающие как от гласных агентов сыскной полиции — официальные, а также от их секретных осведомителей, просматривались сначала начальником сыскного отделения полиции, затем представителями гестапо. Особо важные материалы по делам политических преступлений передавались в производство германских контрразведывательных органов, большей частью в отдел полиции государственной безопасности (СД).

Материалы, подлежащие производству сыскного отделения полиции, с визой начальника сыскного отделения полиции расследовались агентами сыска.( .)

Кроме указанных, при сыскном отделении работало около 7—8 человек полицейских, которые занимались исключительно охраной арестованных помещений и конвоированием арестованных.

Вербовки агентуры из числа граждан г. Орла производились сотрудниками сыскного отделения полиции, главным образом в стенах здания сыскного отделения, размещавшегося сначала по Черкасской ул., в д. 53, а затем, с весны 1943 г., по ул. Безбожников, 23. Акту вербовок предшествовала предварительная проверка личности кандидата и постепенная обработка его, привлечение к секретной шпионской работе.

По этому вопросу разоблаченный агент сначала сыскного отделения, затем перешедший на связь немецкому офицеру СД Барт на следствии показала: «Работая в правлении городской полиции, я в первые дни стала испытывать назойливое отношение ко мне Букина. Букин часто вызывал меня к себе в кабинет, интересовался происходившими событиями и настроениями населения г. Орла. Это стало известно многим сотрудникам полиции. Подобные обстоятельства меня угнетали, и я однажды обратилась с этим вопросом к работнику сыскной полиции, моему знакомому Петровскому. Петровский мне сказал, что Букин, по-видимому, имеет намерение завербовать меня в качестве секретной сотрудницы полиции. Затем Букин опять меня вызвал в кабинет и спросил, кто хорошо знает священника Орлова. Букин знал, что Орлов — мой знакомый. Я ему назвала лиц, знающих Орлова, но сказала, что не знаю, где они живут. Букин мне предложил установить их адреса и сообщить ему. Я согласилась и выполнила его задание. После этого меня через несколько дней вызвал к себе в кабинет помощник начальника сыскного отделения полиции Языков, который мне заявил: «Лидия Захаровна, Вам надлежит оформиться нашим секретным сотрудником». Я, отказываясь, ответила, что нельзя ли обойтись без оформления? Но Языков мои доводы отверг и настоятельно потребовал моего согласия на оформление в качестве секретной сотрудницы отдела сыскной полиции. Я дала свое согласие, после чего была оформлена моя вербовка».

Перейти на страницу: 1 2 3