Из докладной записки УНКГБ по Орловской области П.В. Федотову о немецких карательных и контрразведывательных органах, действовавших в оккупированном г. Орле, по состоянию на 25. IX. 43 года (от 4 ок


Аналогичные Барт показания по поводу вербовки его Букиным в качестве осведомителя дал и тайный агент сыскного отделения полиции, ныне нами разоблаченный и арестованный Мигунов, работавший в период оккупации немцами города артистом в так называемом театре для русских граждан.

Техническое оформление вербовки секретного сотрудника сыскным отделением заключалось в отборе автобиографии, подписки с содержанием о том, что он добровольно вступает на путь помощи сыскной полиции в качестве ее секретного сотрудника и обязуется добросовестно выполнять все поручения, которые ему будут даны. Затем выбирался псевдоним, которым секретный сотрудник должен был подписывать свои донесения в сыскное отделение полиции.

Агентура сыскного отделения полиции получала самые разнообразные задания по выявлению лиц, преданных Советской власти. По этому вопросу агент сыскной полиции «Ильнер» на следствии показала: «За время работы секретным сотрудником сыскной полиции я получала и выполняла задания только по двум линиям: во-первых, выявление бывших партийных и советских работников, пробравшихся на ответственные должности в административные и иные органы немецких властей, и, во-вторых, выявление всех лиц еврейской национальности. Сыскное отделение полиции, ее руководство уделяли большое внимание возможному проникновению коммунистов, бывших советских работников, и лиц еврейской национальности в административные, полицейские и другие созданные немцами органы. Но круг работ сыскной полиции был значительно шире. В обязанность этого органа вменялось вести контрразведывательную работу по всем линиям и во всех звеньях административных и иных органов, которые были созданы на временно оккупированной немцами территории. Орловский отдел сыскной полиции занимался выявлением комсомольцев, коммунистов, партизан, лиц, связанных с разведывательными органами Красной армии, и т.д.» .

Управление городской полицейской стражи

Вместе с образованием немцами в г. Орле городской управы было создано управление городской полицейской стражи как самостоятельный отдел, подчиняющийся бургомистру города.

Управление городской стражи имело в своем подчинении три полицейских участка, и соответственно этому город разбивался на три района.

Управление городской стражи размещалось все время оккупации немцами г. Орла по Комсомольской ул., 4. Первый полицейский участок дислоцировался до августа 1942 г. по Комсомольской ул., 4, а затем по Комсомольской ул., 48.

Второй полицейский участок размещался по адресу: Московская ул., 31, и третий полицейский участок — по Садовой ул., 39.

Полицмейстером г. Орла, который возглавлял управление городской стражи, был Коньков, 47 лет. За хорошую работу в пользу немецко-фашистских властей получил от немцев две награды — медали. До времени оккупации немцами г. Орла работал на шпагатной фабрике. Проживал в г. Орле по Прядильной ул. Бежал с немцами при их отступлении.

Первый полицейский участок возглавлялся приставом Лядовым, около 42—45 лет, уроженцем Орловской области, до войны работавшим в Орле бухгалтером больницы им. МОПР. Проживал по 1-й Посадской ул. Бежал с немцами при их отступлении.

Приставом второго полицейского участка работал Генниг-Геннадиев, 29 лет, его отец — немец. Его отец до времени Октябрьской революции имел мыловаренный завод.

Третий участок полиции возглавлял Никольский, 1900 г.р., уроженец г. Чернь Тульской области, сын священника, русский, гр-н СССР, б/и. До времени оккупации проживал в г. Чернь и работал в финансовом отделе горсовета. Проживал при участке. В каждом полицейском участке имелось около 25 его сотрудников, как-то: околоточные надзиратели, сотрудники паспортного управления городской стражи, включая и сотрудников полицейских участков, исчислялся в 130—140 человек.

Аппарат управления городской стражи, а вместе с ним и полицейских участков комплектовался преимущественно из числа лиц, враждебно настроенных по отношению к советской власти, социально-чуждого уголовного элемента.

От каждого поступающего на работу в полицию отбирали автобиографию, заявление о добровольном желании поступить на работу и подписку.

По этому вопросу нами арестованный пристав 3-го полицейского участка г. Орла Зернов на следствии показал: «Полицмейтер г. Орла при назначении меня на работу приставом поставил передо мной задачу в первую очередь подобрать аппарат 3-го участка городской стражи из числа людей, антисоветски настроенных, бывших кулаков и других благонадежных для германской армии лиц. Технически я должен был оформить это следующим образом: от каждого поступающего в полицию я должен отобрать заполненную им анкету и автобиографию, а также заявление о желании служить в полиции и помогать германской армии. По этим документам я должен был поступающего тщательно допросить и, убедившись в его пригодности к службе в полиции, отобрать от него подписку. Примерное содержание подписки было таковым, что поступающий на службу в городскую стражу обязуется активно помогать германской армии в борьбе против советских партизан и выявлять комсомольцев, коммунистов, всех советски настроенных лиц, следить и своевременно доносить о неблагонадежных для немецкой армии элементах».

Перейти на страницу: 1 2 3